Первое письменное сообщениеПервое письменное сообщение о «горячих реках», притоках Терека, вытекающих из двух колодцев, имеются в «Географи. и России», изданной в 1627 году.

Первооткрывателем. горячих Верхнекармадонских источников был охотник из селения Тменикау Тепсарико Царахов.

По свидетельству известных кавказоведов военного топографа А. В. Пастухова и ученого зоолога Н. Я. Динника, которые лично знали первооткрывателя этих источников, они были обнаружены в 1863 году при следующих обстоятельствах. Преследуя раненого тура по Майлийскому леднику, Царахов увидел выходящий из толщи ледника пар. Спуститься в трещину в этот раз ему не удалось. Спустя некого-

Рое время вместе с отцом охотник добрался к трещине ледника и, обвязав себя веревкой, спустился в колодец. Он оказался глубоким, а на дне его была горячая вода—по-осетински «карм дон», отсюда и произошло название источников, местности и в последующем курорта Кармадон.

После изнурительной охоты Царахов нередко купался в горячем источнике, после чего чувствовал прилив сил и бодрости; боли в ногах исчезали. В последующем в вырытых ямах купались и другие охотники и пастухи, отметив, что гноящиеся ссадины заживали, а усталость быстро проходила. Обнаруженные Цараховым горячие источники несколько раз освобождались из-под льдов и вновь покрывались ими.

В истории развития каждого курорта, в том числе и Кармадона, имеется период, когда он был самобытным народным курортом. Слухи о его целебных свойствах быстро распространились за пределы Геналдонского ущелья.

Профессор Э. Штебер посетил Кармадон в 1887 году. Он писал, что источники находились в 20 шагах от нижнего края ледника Май — ли. В своих записках он дает описание зарождающегося курорта: «Курорт представлял из себя несколько жалких лачужек, сложённых из обломков камней без цемента. Постройки эти были настолько малы, что человеку среднего роста невозможно было стоять выпрямившись, Окна и двери заменялись небольшими отверстиями, которые в дурную погоду завешивались овчинами или шкурами туров. Всех больных было 18 человек. Кроме жилых конурок тут же находились две небольшие постройки, в полу которых были вырыты ямы, долженствующие заменять ванны. Лечение состояло в том, что больной забирался в конуру, за ним запиралось входное отверстие, затем он раздевался и, просидев 10—15 минут в ванне, одевался и «выползал наружу».

Автор подчеркивал, что в это время в Кармадоне лечили, как и на многих европейских курортах, все болезни, в том числе «ревматизмы, чахоточные, золотушные и т. д.». Взятые Э. Штебером пробы из двух источников исследовал профессор Дерптского университета Карл Шмидт.

В 1889 году здесь побывал А. В. Пастухов. По его данным, за лето в Кармадоне лечилось до 400 человек. А ночью к источникам приходили туры, пившие воды источника. В 1933 году летом на источниках лечилось около 700 больных. Кармадон еще долго оставался «народным курортом», где каждый лечился по своим рецептам.

Рекомендуем

Интересное

Полезное